Ильхом Халимзода. Можете ли вы отличить интеграцию от ассимиляции? 13.12.2017.

Однажды меня пригласили на панельную дискуссию в качестве иммигранта, проживающего в Латвии, чтобы я поделился своими знаниями и послушал мнения экспертов об иммиграции в целом. Среди участников этой дискуссии были зарубежные эксперты из нескольких европейский стран, нормотворцы и политики. Я готовился к краткой беседе о моей деятельности в качестве защитника продвижения интеграции проживающих в Латвии граждан других стран, прибывших из такой же культурной или географической зоны, что и я. Тем не менее, слушая выступление одного из участников панельной дискуссии, я решил изменить содержание своей речи. Причиной тому послужило использование этим политиком слова «ассимиляция» в разговоре об иммигрантах. Он сказал следующее: «Иммигранты должны ассимилироваться в этой стране, чтобы жить в гармонии.» На мой взгляд, он ложно подменил, намеренно или нет, понятие интеграции термином «ассимиляция». Как известно, мы живем в эпоху информации.  Мы получаем тонны информации каждый день, и о таких понятиях, как интеграция и ассимиляция, слышим, в основном, от политиков, нормотворцев, академиков, журналистов и т. д. По моему мнению, эти два важных слова относятся к числу наиболее употребляемых, но наименее понятых.  Ассимилироваться или интегрироваться — индивидуальный выбор каждого, но я изменил тему своего выступления, чтобы обсудить терминологическою проблему, поскольку тот политик использовал неверное определение ассимиляции — ведь стратегия, которую воплощаю я, будучи иммигрантом, называется интеграцией. Эта ситуация и послужила мотивом написания данной короткой статьи, где представлено сжатое описание важнейших понятий, которые мы так часто слышим.

Интеграция или ассимиляция?

Есть свидетельства, что в ходе масштабной аккультурации люди примеряют разные стратегии, в конечном итоге останавливаясь на той, которую находят более полезной и удовлетворительной (Kim, 1988). Согласно многим современным теориям аккультурации, этнические меньшинства (включая коренных аборигенов, иммигрантов, беженцев и лиц, временно пребывающих в стране) могут выбрать доминирующую культуру, культуру своего меньшинства, обе эти культур или ни одну из них.

Говоря о способах взаимодействия иммигрантов с принимающей страной и тех формах, которые принимает их жизнь в ней, можно выделить несколько стратегий или моделей. По словам Джона У. Берри (John W. Berry), заслуженного профессора из университета Куинс, когда люди не стремятся сохранить свою культурную принадлежность и ежедневно взаимодействуют с другой культурой, выбирается стратегия ассимиляции. Напротив, когда люди придерживаются родной культуры и стараются избегать взаимодействия с другими культурами, выбирается альтернативная стратегия сепарации. Если люди проявляют интерес и к сохранению родной культуры, и к ежедневному взаимодействию с культурой других групп, мы говорим об интеграции; в этом случае поддерживается определенный уровень культурной целостности при одновременном стремлении стать неотъемлемой частью более крупного социума. Наконец, при отсутствии интереса к налаживанию связей с другими группами, часто по причине невключения или дискриминации, речь идет о маргинализации.

Не доминирующие группы могут свободно выбрать и успешно реализовать стратегию интеграции только в том случае, когда доминирующее общество является открытым и инклюзивным, ориентируясь на культурное многообразие (Berry, 1991).

Тем не менее, этот термин иногда ошибочно используют вместо понятия ассимиляции, как видно на примере стандартного выражения «он хорошо аккультурировался в... », имея ввиду, что «он хорошо ассимилировался в . . . » какое то общество или культуру. За последние годы, когда многим странам пришлось признать нежизнеспособный характер ассимиляции в качестве общего принципа политики адаптации (Berry, Poortinga, Segall & Dasen, 2002), а также рост мировой иммиграции, широкое распространение получили такие понятия, как «бикультурализм», «мультикультурализм», «интеграция», «ресоциализация» и «этническая принадлежность».

С другой стороны, Berry (1990,1997, 2003) расценивает ассимиляцию как одну из четырех стратегий, которые можно выбирать в процессе аккультурации. Berry определяет «ассимиляцию» как ситуацию в которой (i) человек отворачивается от своей родной культуры и принадлежности и начинает идентифицировать себя с членами принимающего сообщества и взаимодействовать с его членами; либо (ii) принимающее сообщество ожидает от приезжих полной адаптации к культуре национального большинства. Ассимиляция, если посмотреть под другим углом, является однонаправленной с точки зрения оказываемого влияния (то есть, принимающее общество в одностороннем порядке оказывает влияние на другую группу). С социологической точки зрения, Simons (1901) воспринимает аккультурацию как двусторонний процесс «взаимного приспособления». Тем не менее, она приравнивает это понятие английскому термину «assimilation» («ассимиляция») и определяет «ассимиляцию» как процесс приноравливания или приспосабливания, который происходит между членами двух разных рас, чем провоцирует синонимическое использование этих терминов.

«Ассимиляция» и «аккультурация» изначально воспринимались как синонимы, несмотря на то, что они происходят из двух разных социологических дисциплин. В то время как антропологи предпочитают использовать термин «аккультурация», социологи выбирают термин «ассимиляция». Более того, использование антропологами термина «аккультурация» изначально относилось к стратегии превращения так называемых «примитивных» обществ в более «цивилизованные», которая развилась после контакта с просвещенной группой людей. С другой стороны, использование социологами термина «ассимиляция» или «аккультурация» было скорее направлено на «иммигрантов», которые, через контакт с «принимающей нацией», постепенно адаптировались к жизни в новом для них сообществе.

Цели стратегии поддержания многообразия равенства тесно перекликаются с целями стратегий интеграции и мультикультурализма (сочетание сохранения культурной принадлежности с инклюзивным участием), в то время как подталкивание к однородности напоминает ассимиляцию и так называемый подход «плавильного котла» (см. Berry, 1984).

Например, интеграция включает в себя две положительные стратегии. Приезжие стараются адаптироваться к культурным нормам принимающего общества, но сохраняют при этом свои ценности и некоторые знаки и символы своей родной культуры.  Маргинализация подразумевает две отрицательные стратегии, как по отношении к родному, так и по отношению к принимающему сообществу, в то время как ассимиляция — это сочетание положительной стратегии по отношению к принимающему сообществу и отрицательной стратегии к приезжим. Сепарация подразумевает одну положительную стратегию — по отношению к родной культуре иммигранта — и отрицательную стратегию по отношению к принимающему обществу.

Данные явления были изучены, например, в ситуации с индийскими иммигрантами в США (Krishnan & Berry, 1992) и иммигрантской молодежью из Третьего мира в Норвегии (Sam & Berry, 1995) и по всему миру. Поработав с целым рядом иммигрантских групп в Германии, Schmitz (1992:368), пришел к следующему выводу: «Согласно результатам исследований можно предположить, что интеграция является наиболее эффективной стратегией, если рассматривать в качестве индикаторов здоровье и благополучие в долгосрочной перспективе.» Аналогично, если говорить о чувстве самоопределения, положительные психологические результаты для иммигрантов связаны с сильной идентификацией как со своей этнической группой, так и с более крупным сообществом (Phinney & Liebkind). Таким образом, интеграция, судя по всему, отрицательно коррелирует с такими понятиями, как невротичность, агрессивность, импульсивность, тревожность и полезависимость, и положительно коррелирует с понятиями экстраверсия, эмоциональная устойчивость, коммуникабельность, доброжелательность, восприимчивость и непредвзятость. Ассимиляция показала положительную корреляцию с доброжелательностью и коммуникабельностью, но помимо этого также с невротичностью, тревожностью, зашоренностью и полезависимостью. (Kosic, 2005). Я призываю читателей продвигать идеи интеграции в наших сообществах и работать плечом к плечу ради снижения популярности таких альтернатив, как ассимиляция, маргинализация и сепарация в целях создания инклюзивного и многообразного общества. 

Список использованной литературы

A. Kosic, L. Mannetti, and D. Lackland. The role of majority attitudes towards out-group in the perception of the acculturation strategies of immigrants. International Journal of Intercultural Relations, 29 (2005), 273–288.

D. Parisi, F. Cecconi, and F.Natale. Cultural change in spatial environments: the role of cultural assimilation and internal changes in cultures.  Journal of Conflict Resolution, 47/2 (2003), 163-179.

John W. Berry.  Immigration, Acculturation, and Adaptation. Applied Psychology: An International Review, 46/1 (1997), 5-68.

J.S.Phinney, K. Liebkind. Immigrant groups in Germany. The Society for Psychological Study of Social Issues, (2001), 493-510.

Kim, Y.H. Review of Cultural Psychology. Journal of Social Psychology, 150/2 (2010), 231-234.

Вернуться
Консультации в Риге
+371 25565098 (I-V 9:00-17:00)
+371 28612120 (I-V 9:00-17:00)

+371 67898343 (I-V 9:00-20:00)
+371 27300233 (Whatsapp)
Skype: PatverumsDM
ул. Лачплеша 75 - 1 Б, Рига
Консультации в регионах
Латгале
+371 25723222
Курземе
+371 25719118
Видземе
+371 25719266
Земгале
+371 25719588
Полезные ссылки

Календарь событий
2020
Сентябрь 
POTCPSSv
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
    
 
First Steps in Latvia First Steps in Latvia
Информируем, что на этом сайте используются cookies. Сookies накапливают данные о посещении сайта.
Продолжая использовать наш сайт, Вы соглашаетесь на использование cookies. Узнать больше можно здесь. OK