Лиесма Осе. Задание на слушание: знаем ли «мы» что нужно «им»? 12.12.2013

Лиесма Осе

Задание на слушание: знаем ли «мы» что нужно «им»? 

Предлагая услуги местным жителям, государство и самоуправления уже на протяжении, по крайней мере, 10 лет сперва проводят так называемое исследование потребностей, чтобы понять что такое важное для людей можно включить в план национального или городского развития. Чтобы, например, не без удивления констатировать, что у местных ветеранов нет необходимости в дневном центре, так как они и так довольно хорошо общаются в построенной до войны просторной квартире госпожи Алмы на бульваре Зиединю, и средства структурных фондов лучше потратить на строительство детского сада. Или же, чтобы не предлагать недавно прибывшим в Латвию иммигрантам занятия живописью, а вместо этого организовать неформальное обучение латышскому языку интересующего их содержания или спортивные занятия на латышском языке. Хорошо, что государство устанавливает определенные показатели интеграции иммигрантов – уровень знания латышского языка, понимание местной культуры, сколько % должны быть вовлечены в обучение безработных или интегрировано на рынок труда. Как этого добиться? Спросим себя или их?

Моя собеседница Мира Тсарганд работает в обществе «Убежище «Надежный дом»» и занимается вопросами миграции, искателей убежища и беженцев. В рамках своей работы она также занимается актуальными вопросами торговли людьми: принудительная работа, предотвращение фиктивных браков и реабилитация пострадавших. До приезда в Латвию Мира работала в организации «La Strada – Ukraine», и ее работа главным образом была связана с проблемами сексуального рабства, сексуального использования детей, насилия в семье, ксенофобии и расизма. На Украине Мира работала также с мандатом Международной организации по миграции (МОМ) и как местный консультант в бюро верховного комиссара Объединенных Наций по вопросам беженцев на Украине. Она родилась в Афганистане и в 1989 году вместе с семьей эмигрировала в Россию как политический беженец. Специфика миграционной политики России вынудила семью в 1998 году перебраться на Украину. В 2002 году вся семья получила статус беженцев и через три года – гражданство Украины. Параллельно работе в Латвии Мира закончила учебу в Рижском техническом университете по магистерской программе предпринимательства и управления, а сейчас учится в Рижской юридической высшей школе. До этого на Украине получила степени бакалавра и магистра в области компьютерных наук.

Что тебя больше всего удивило по приезду в Латвию?

Я приехала в Латвию зимой, как сейчас помню, 17 декабря. Меня шокировал холод – была готова к лютой зиме, как на Украине, но здесь морозы сильнее. Меня очаровала природа, хотя пейзаж местами похож на украинский: леса здесь, мне кажется, такие же, но шарм латвийской зимы все же особенный.

Меня удивило то, что общественный транспорт курсирует точно по расписанию – на Украине не так. Странным мне показалось то, что надо платить за парковку в городе, увидеть уток, прогуливаясь по Старой Риге, очаровала красота исторического центра города. Мне было тяжело привыкнуть к большому городу и расстояниям в Риге, прошло немало времени, пока я приспособилась к ритму жизни местных жителей, возобновила свои навыки управления временем, вернула свое привычное поведение и манеру самовыражения – я потерялась в путешествии между культурами.

Как к тебе относились люди – на улице, в университете, на работе?

Было сложно именно в обыденных местах и траекториях – на улице, в транспорте. Ты встречаешь много разных людей – Рига от однообразия ни капельки не страдает. Первый разговор с прохожей на улице был своего рода уроком. Я заговорила с ней на русском и попыталась узнать где находится ближайший магазин, но ее реакция меня буквально потрясла. Я не поняла что она на латышском сказала, но почувствовала враждебное отношение. Я решила, что мне по возможности быстрее надо выучить латышский язык, так как чувствовать на себе такие сильные негативные эмоции я больше не хочу. В течение следующих месяцев у меня в уме и в душе оставался отпечаток череды неприятных случаев дискриминации. И это было совсем не от незнания языка.

Если смотреть со стороны, «другие» элементы дискриминации в повседневной среде визуально очевидны. Я до сих пор часто чувствую себя здесь довольно неуютно и нежеланно. В общении со служащими государственных учреждений сложности создавал тот факт, что я гражданка Украины, хотя совсем не похожа на типичную украинку. У меня азиатское происхождение, и каждый раз при подаче заявления на социальную поддержку или другую помощь мне приходилось объяснять почему я выгляжу так, как выгляжу. Рассказ о своем сложном происхождении мне приходилось излагать почти каждому встречному.

Я понимаю, что это часть иммиграционной политики – государство должно идентифицировать личность приезжих. Я не против распространения информации в Управлении по делам гражданства и миграции (УДГМ) или других правоохранительных органах, если это касается вопросов государственной безопасности или миграционной политики. Для меня непонятны и приводят в замешательство ситуации, при которых свой статус мне приходится доказывать в банках, учреждениях социального обслуживания, медицинских и образовательных учреждениях. То же самое мне приходилось делать при встрече с соседями, однокурсниками, даже в общественном транспорте, в барах, магазинах и на улице. Мне казалось, что все на меня смотрят как на непохожее на других, странное существо: «граница» между мной и принимающим государством преследует меня везде. Понимаешь – все это меня нисколько не мотивирует открыться и интегрироваться.

Как и у многих приезжих здесь у тебя семья. Ты - в семье, ты - на работе, ты - на учебе. Ты – на улице, в повседневных ситуациях вместе с латышами. Чем отличаются стратегии твоих взаимоотношений в таких различных жизненных ситуациях, в обеих моделях?

Вообще люди в Латвии ничем не отличаются от других людей. Если я оказываюсь одна в какой-нибудь будничной ситуации, то чувствую себя как среди чужаков. Думаю, что люди вообще отличаются друг от друга, и в любом обществе есть различные социальные группы. Когда ты начинаешь привыкать к этим отличиям, то они для тебя становятся обычными и привычными, дистанция уменьшается. На самом деле, у меня нет никаких особых хлопот, страхов или специфических ожиданий в отношении каждой из упомянутых тобой жизненных ситуаций. Я чувствую себя одинаково как в семье, так и в  университете, и на работе. Возможно, тот или иной такой же приезжий как я лучше чувствует себя дома, но у меня смешанная семья, а это значит, что в жизни моей семьи существует определенная порция межкультурного непонимания и недоразумения (Муж Миры украинец – Л.О.).

В повседневной работе ты встречаешь других иммигрантов, сама им помогаешь: ты понимаешь их боль, нужду, сопереживаешь в мгновения счастья, новых откровений, сюрпризов. Чему иммигранты здесь радуются, на что жалуются, сетуют?

Да, я работаю как с искателями убежища и беженцами, так и с подданными третьих стран. Откровенно говоря, искателям убежища и беженцам здесь ничего не нравится, насколько я поняла из общения с ними. Скорее всего, потому, что они не считают Латвию своей родиной, а воспринимают ее только как транзитную страну. Они ничего о Латвии не знают и знать не хотят, они сюда попали случайно, многие не по своей воле, а, например, пытаясь достигнуть конечной цели – попасть в Великобританию, Швецию, Германию и другие места. Именно эта группа иммигрантов меньше всего защищена, именно им необходима продуманная и подходящая интеграционная деятельность, программы, услуги – больше, чем кому-либо. К сожалению, их нужды удовлетворяются только частично, не полностью. Государство не обеспечивает их ни долгосрочной финансовой поддержкой, ни образовательными программами, ни доступными курсами латышского языка, ни жильем, ни даже услугами здравоохранения. Они стремятся быстрее уехать из Латвии, так как чувствуют себя здесь беззащитными и бессильными.

Ситуация с подданными третьих стран  совершенно иная. Латвия для них – страна возможностей – новые перспективы и «окно в будущее». Студенты с удовольствием отправляются учиться в Латвию, так как качество образования здесь лучше, чем в странах Содружества Независимых Государств (СНГ), странах Азии, а высшее образование дешевле, чем в странах Западной Европы. Студентов из третьих стран привлекает также то, что латвийский диплом котируется в ЕС, а диплом ЕС признается в других странах мира. У людей, которые приезжают в Латвию работать по приглашению работодателя, особые условия: работодатель оплачивает страхование здоровья, в особых случаях обеспечивает жильем. Их отношения с работодателями регулирует трудовой договор. По моему мнению, именно экономические мигранты либо рабочая сила из других стран в Латвии защищены больше, чем студенты или те, кто приезжает ради объединения семьи. Государство относится к ним как к налогоплательщикам, а не как к потребителям государственных благ. Приезжим из третьих стран, которые прибыли сюда ради объединения семьи, часто приходится переживать различные трудности и ограничения. Исходя из моего опыта, подданные третьих стран в Латвии – это группа стойких и способных людей, которым щедрая помощь и не нужна, всего лишь немного понимания, поддержки и правила пребывания, которые соответствуют ценностям прав человека. Я хочу разрушить миф о том, что их требования высоки и невыполнимы: некоторые с удовольствием готовы платить за услуги социальной поддержки и интеграции, если они не доступны бесплатно. Вопросы и проблемы, возникающие в отношении статуса подданных третьих стран в Латвии, не связаны с законодательством или дискриминацией, скорее, они связаны с тем, как и насколько профессионально свою работу выполняют  сотрудники ответственных за них государственных и самоуправленческих учреждений.

Мира, как ты оцениваешь доступные в Латвии услуги для подданных третьих стран в различных жизненных сферах? Начнем с образования. 

Хорошо, что высшее образование доступно для студентов третьих стран: оно сравнительно дешевое и сравнительно высокого качества. Не могу комментировать вопросы общего образования, но о высшем образовании могу сказать, что в высшей школе, в которой я училась, зарубежным студентам не хватало консультаций о доступности услуг социальной поддержки и здравоохранения. Не хватало также доступной, изложенной на понятном языке, информации об учебных программах, которые можно освоить.

Может быть, есть проблема в политике предоставления высшего образования студентам третьих стран? 

Думаю, что нет: здесь все нормально, но предоставление высшего образования студентам третьих стран самим  университетам доставляет проблемы. 

Как ты оцениваешь ситуацию в отношении здравоохранения?

За услуги здравоохранения, например, визит к врачу, надо платить, но мне кажется, это того стоит, так как цены невысокие, а услуги качественные. Большая проблема существует в системе страхования здоровья иммигрантов, так как не хватает порядка в возмещении расходов с точки зрения человечности: список оплачиваемых страховщиками услуг настолько беден, что страхование начинает действовать только в случае очень тяжелых, угрожающих жизни человека болезней или в отношении полученных при несчастных случаях травм. Чтобы по какой-либо причине приехать в Латвию, необходимо приобрести полис, который, опять же, покрывает только упомянутые расходы, а также репатриацию тела человека после смерти. За все остальное подданным третьих стран приходится платить, и немало. Не учитываются потребности, связанные с культурными особенностями здоровья иммигрантов, также недостаточно информации об услугах здравоохранения на иностранных языках. Насколько мне известно, не доступен соответствующий уход за душевнобольными, услуги психолога или психотерапевта, оказывая которые, специалисты учитывали бы культурные особенности иммигрантов. Думаю, что политика здравоохранения в отношении потребностей подданных третьих стран должна стать более открытой и продуманной.

Что с вопросами жилья? Здесь все в порядке?

У инвесторов из третьих стран, вкладывающих свои деньги в недвижимость, проблем нет. Если хочешь купить квартиру – вперед, никто препятствовать не будет. Неприятности начинаются тогда, когда иммигрант, особенно если человек совсем не латвийской внешности, приходит снимать квартиру: владельцы зачастую пугаются и отказывают. Мой совет таким людям из третьих стран: если хотите снять или купить квартиру, лучше воспользуйтесь услугами маклера. Так будет дороже и дольше, но с гарантией, что будет, где жить. 

Как обстоят дела с потреблением культурных продуктов? Доступны ли они?

С этим вообще проблем не вижу. Для людей разной культуры здесь большая возможность наслаждаться различными культурными мероприятиями – этим Рига и Латвия могут гордиться. К тому же, эти мероприятия полностью доступны для людей с разными потребностями, интересами и культурой (Самой Мире очень нравится музыка группы «Prāta vētra» - Л.О.).

Ранее ты упомянула о преимуществе работников из третьих стран по отношению к иммигрантам, нахождение которых в Латвии связано с другими целями. Как ты оцениваешь действующее регулирование и услуги рынка труда?

Для высококвалифицированных людей, ищущих работу, Латвия является подходящим и дружественным государством. По крайней мере, в частном секторе работа найдется. Но в общем, на фоне местной, хоть и сокращающейся безработицы (уже на протяжении года колеблется на отметке 10% - Л.О.), я бы не сказала, что каждого иностранного работника здесь ждут с распростертыми объятиями. Вы уже знаете, что подданного третьей страны на работу по объявленной вакансии возьмут только в том случае, если в течение месяца с момента публикации объявления на это рабочее место не претендовал житель Латвии или гражданин ЕС соответствующей квалификации. На уровне политики занятости вижу следующую проблему: Латвия до сих пор не подписала, не ратифицировала Конвенцию ООН по защите прав трудящихся иммигрантов ичленов их семей (United Nations Convention on the Protection of the Rights of All Migrant Workers and Members of Their Families).

Последний, но немаловажный вопрос – о политическом участии. Можно подумать, что если бы в Латвии, например, была Партия иммигрантов, которая активно защищала бы права и свободу приезжих, то ситуация с защитой их прав постепенно улучшилась бы.

Ты же знаешь, что иммигранты не могут учреждать политических партий. Негосударственные организации можно, но обычно всех отпугивают бюрократические процедуры в Регистре предприятий (что для просвященных и образованных в вопросах государственного строя жителей Латвии не кажется сложным – Л.О.). В моем понимании ограничения в участии это чувствительный и эмоциональный вопрос, возьмем хотя бы масштаб самоуправления. Ты на протяжении нескольких лет живешь в городе, работаешь, платишь налоги, но при этом не вправе принимать решения по вопросам городского развития, выбирать депутатов в городскую Думу или мэра. Твои политические права очень ограничены. С политической точки зрения, если подданный третьей страны может учредить негосударственную организацию или вступить в уже существующие негосударственные организации, учредить профсоюз или стать членом профсоюза, то эту свободу сборов и общения, по-моему, можно расширить правом создавать политические партии и самоуправления, если долгое время проживаешь и работаешь на территории этой страны и имеешь постоянный вид на жительство. Так было бы справедливо.

Спасибо за твое мнение и размышления! Будем надеяться, что это поможет определяющим и реализующим политикам сделать выводы и улучшить свою работу в будущем.

В следующей статье автор подготовит проект изменений, которые необходимо внести в политику действий, касающуюся пребывания подданных третьих стран в Латвии, и предложит их к обсуждению с определяющими политиками.

Вернуться
Консультации в Риге
+371 25565098 (I-V 9:00-17:00)
+371 28612120 (I-V 9:00-17:00)

+371 67898343 (I-V 9:00-20:00)
+371 27300233 (Whatsapp)
Skype: PatverumsDM
ул. Лачплеша 75 - 1 Б, Рига
Консультации в регионах
Латгале
+371 25723222
Курземе
+371 25719118
Видземе
+371 25719266
Земгале
+371 25719588
Полезные ссылки

Календарь событий
2020
Сентябрь 
POTCPSSv
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
    
 
First Steps in Latvia First Steps in Latvia
Информируем, что на этом сайте используются cookies. Сookies накапливают данные о посещении сайта.
Продолжая использовать наш сайт, Вы соглашаетесь на использование cookies. Узнать больше можно здесь. OK